Лукойл, ГИБДД, органы следствия, суд vs блогосфера…

Много обсуждений, обрывков видео и фото в инете по поводу странной аварии с участием автомобиля, в котором находился вице-президент компании «ЛУКОЙЛ» 25 февраля на Ленинском проспекте.

Много слов было сказано в сторону Баркова и Лукойла. Дело не в том, что общественное мнение может повлиять на квалифицированное следствие и справедливое рассмотрение дела в суде. По словам родственников погибших, следователь, ведущий дело, не только не выдал родственникам ни одного документа на месте ДТП, но и весь последующий день «отсутствовал на месте» и не выходил на связь с родными погибших.

командир третьего отдела ГИБДД ЮЗАО г. Москвы Николай Хованский

фото: http://autodaily.ru/i/image/NEWS2/June/2b1727df607637179de55691c1893079.jpg

Существенно то, что интересанты дела должны начать с опаской оглядываться на то, что думаем мы о событии. В этом плане совершенно верно стараться организовать максимальный бойкот продукции Лукойла — менеджмент компании должен осознать, что потеря репутации — потеря реального бабла.  А для чиновников силовых структур должно быть очевидно, что при очередном рассмотрении вопроса о повышении, или увольнении обязательно всплывёт количество противоправного головняка, связанного с их деятельностью. В следующий раз вынуждены будут вести себя более адекватно (менее цинично выгораживать своих сотрудников)

Реакция Лукойла: «Наш водитель правил не нарушал… ни о какой компенсации речи быть не может… Но даже если установят вину нашего сотрудника, фирма тут ни при чем».

Второй слой события — действия сотрудников ГИБДД. Такой подлости (какой мы слышали в первых заявлениях, потом они притихли) они должны, по крайней мере, опасаться. Не очень понятно с неправильными номерами на Мерсе. Кто-то это покрывал и сейчас должны стать известны фамилии и звания этих гайцев (вполне возможно — очень высокие): «…выплывает заинтересованность милиции, если они несколько лет закрывали глаза на то, что по Москве ездит машина не с теми номерами» (http://www.newsland.ru/news/detail/id/468264).

Слой третий — следствие и суд. Про независимость следствия и суда говорить было бы наивно, но, по крайней мере, ещё несколько миллионов граждан в ходе разбирательства бдут лучше представлять, как это всё будет выглядеть, когда кто-то из нас попадёт в аварию.

Четвёртый слой этой помойки — пресса, блогосфера и распространение информации. Мы уже видели популярный ролик, записанный репером. Чесслово, я стал лучше относиться к рэпу, как культурному феномену. Артемий Троицкий поругался с начальством Эха Москвы по вопросу демонстрации этого ролика в эфире (Эхо Москвы оказалось против демонстрации). Общественность, априорно уверенная в виновности Лукойловского менеджера, выплёскивает массу ненависти, готовой превратиться в организованные выступления. Власти этого не могут не опасаться, и совершенно правильно. Я не считаю, что блогосфера готова и способна генерить качественный журналистский контент, но свою роль в рейтинге и понимании событий, она, безусловно, играет.

Пятая составляющая — засветившийся в скандале Барков — по всей видимости, является сотрудником спецслужб (фээсбешником), относящимся к касте неприкасаемых. Его репутация в ходе разбирательства может (должна) стать сильно непригодной для выполнения многих функций топ-менеджера крупной и уважаемой компании. Во всяком случае, я сделаю всё возможное для этого в том случае, если разбирательство окажется шулерским.

К сожалению, волна возмущений утихает также быстро, как и поднялась. Это очень выгодно всем, в чьих интересах «замылить» дело.  Сейчас важно не оставлять внимательного наблюдения за тем, как раскручивается сюжет. Называть человека убийцей до того, как таковым его назвал суд, нельзя, но называть «шулерством» разбирательство, в котором исчезают улики, скрываются от общения  чиновники (хотел сказать «люди») и пропадают документы, вполне корректно.

Пока, к сожалению, множество видеофрагментов (всего скорее, один растиражированный) не дают оснований сделать никаких заключений. Очевидны лишь действия и фамилии людей, по долгу службы обязанных раскрутить (или замотать) это дело. Вот их и надо всячески публиковать.

«по предварительным данным ГИБДД, виновницей аварии стала Александрина. Была неправильно выбрана скорость. Водитель не учел метеоусловия, своевременно не затормозил, и выехала на полосу встречного движения, где и столкнулся с машиной Mercedes», — сказал командир третьего отдела ГИБДД ЮЗАО г. Москвы Николай Хованский (на фото сверху). Судя по всему, ложь, но пока нет других материалов. Хотя «предварительные данные» о виновности — это уже вброс.

Адвокат пострадавших Игорь Трунов, фигура известная и неоднозначная (например, Юлия Латынина считает, что он появляется в том случае, если в резонансном деле надо «слить своих клиентов», минимизируя отрицательные последствия для виновников http://www.svobodanews.ru/content/article/1867370.html) но пока, кроме заявления адвоката у нас нет реальной информации. Дальше фрагменты из интервью И.Трунова:

… Странность номер один — свидетели говорят об одном расположении машины. А когда приехала съемочная группа и милиция, они стояли уже по-другому. Странность номер два — кто-то стер видеозапись камер наружного наблюдения. Странность три — мы подняли учетную карточку на «Мерседес», и там у него совершенно другой номер. В момент аварии на машине был «блатной» номер с 398 сс 77, а в карточке — номер н 126 вм 97. Это все непонятно.

Ведет расследование следователь Станислав Лагойко. Это 5-й отдел Главного следственного управления СК ГУВД по Москве. Следователь страшно ругался, что стала известна его фамилия. Видимо, ему не хочется, чтобы его фамилия стала публичной. Лагойко говорит, что это обыкновенная авария. Говорит, в чем же дело, почему столько внимания — это обыкновенная ерунда, и он не хочет, чтобы фамилия где-то появлялась.

Но мы имеем целый ряд странностей. Мы понимаем, кем должен быть зам. директора по безопасности крупной нефтяной компании. Как правило, это либо прикомандированный сотрудник спецслужб, либо в прошлом очень важный чиновник правоохранительной системы. Естественно, это накладывает отпечаток на расследование дела, и мы это уже видим.

Мы видим, что правоохранительная система ведет себя не так, как обычно. Во-первых, дело возбудили не по факту, а гораздо позднее. Очень долго, видимо, решали, кто же это дело будет вести. Как правило, есть факт гибели дух человек, есть состав преступления — возбуждается дело. Здесь 25 февраля произошло преступление, а дело возбуждается 27 февраля. Почему на размышление ушло два дня?

… Любому юристу понятно, что первоначальные следственные действия в рамках уголовного дела — это основа. Чтобы сразу зафиксировать, запротоколировать, допросить, пока все не разъехались, не разбежались. А здесь мы имеем прямо противоположную картину, достаточно необычную.

…Есть у нас и определенные сомнения, что один из фигурантов дела — спецсубъект, в отношении которого только прокуратура имеет право расследовать дела.

…Следователь в нарушение закона категорически не дает нам материалы. Суть в том, чтобы эти материалы зафиксировать, сфотографировать. Потому что есть большое подозрение, что они будут меняться во времени. Фиксация начальных схем, фотографий очень важна. Есть основания полагать, судя по свидетельским показаниям, что уже через некоторое время машины стояли не так, кто-то их двигать начал. А уж схему перерисовать — это еще проще.

Следователь материалы не дает, чем нарушает права потерпевших. Мы сделали две попытки получить материалы. Сначала пошли к следователю с сестрой погибшей Ольги Александриной — Анастасией. Сказали, что семья решила, что она будет близким родственником, которая признается потерпевшей. Нам отказали. Сказали, что допросят Анастасию как свидетельницу, как потерпевшую — нет, потому что Ольга Александрина может быть виновна, а родственники виновных не являются потерпевшими. Мы пришли во второй раз, с сыном Веры Сидельниковой — Сергеем. Она была пассажиром, и при любом раскладе ее родственники — потерпевшие. Следователь снова отказался выдать документы — без объяснения причин.

Естественно, мы обращаемся с жалобой. Но это судебная процедура — пока суд назначит, пока рассмотрит, глядишь, и следствие за это время закончится. Здесь нам поставили блок, и это тоже основание для ходатайства для передачи дела в прокуратуру.

…«Ситроен» отдали родственникам со странной формулировкой — «делайте с ней все, что хотите». Хотя еще экспертизы не было, а это — кардинальная вещь. Я так понимаю, и с «Мерседесом» сделали то же самое. Не поставили на штрафную стоянку, не опечатали надлежащим образом, чтобы провести экспертизу. А отдали хозяевам авто. Поэтому если сейчас что-то будет сделано с «Мерседесом», экспертиза будет не совсем объективной. Это тоже определенная странность.

…У нас есть большие сомнения, не был ли именно Барков за рулем?! …Почему? Барков попал в больницу. По характеру повреждений машины, если брать версию, что Барков, как VIP персона, сидел сзади — зад вообще никак не пострадал. А вот место водителя пострадало очень сильно. И вероятность, что водитель не получил никаких травм — нереально низкая. Водитель, тем не менее, в больницу не попадает, а пассажир, который сидел сзади, в самой безопасной зоне — попадает. Конечно, создается впечатление, что не приехал ли водитель потом? http://www.echo.msk.ru/programs/interception/661243-echo/

Юлия Латынина: …Есть некоторые вещи, о которых твердо можно говорить, в которых я уверена. Я уверена, что «Мерседес» выехал на резервную полосу, левым куском заехал на встречку и там расколошматил «Ситроен». Это видно по тому, что осталось от «Мерседеса», что осталось от «Ситроена» и где они стоят.

Я уверена, что гаишники, прибывшие на место происшествия, получили деньги. Потому что представить себе, что они обладают таким высоким чувством моральной ответственности, что они просто решили помочь вице-президенту Баркову, я не в состоянии. Плохо я думаю о наших гаишниках. А вот кто сидел за рулем, это большой вопрос. Судя по всему, сам вице-президент «ЛУКойла» Барков. Судя по всему, убийцей женщин является сам вице-президент «ЛУКойла» Барков. Это можно предположить по тому, что у него ушиб ноги. Мы видим, где вмятина у «Мерседеса», она слева. И человек, сидевший за рулем, должен был получить ушиб ноги. Но это можно только предполагать.

Но что несомненно — что общество гудит, вплоть до призыва к бойкоту заправок «ЛУКойла», что я, кстати, глубоко поддерживаю. Не потому что это нанесет какой-то материальный ущерб «ЛУКойлу» (понятно, что это капля в море), а потому что это нанесет моральный ущерб «ЛУКойлу». Потому что за всё надо отвечать. И я понимаю, что вице-президент Барков не нарочно врезался в красный «Ситроен». Но всё, что происходило потом, было нарочно. Так вот это обсуждает общество…

http://www.echo.msk.ru/programs/code/661517-echo/

Дополнительная фактура в тему:

  • http://www.autofed.ru/?p=1906
  • http://steer.ru/archives/2010/03/05/011306.php
  • http://news.mail.ru/incident/3484928/
  • http://news.mail.ru/incident/3484887/
  • http://www.avto.ru/news/news_22012.html
  • http://avto.ru/news/news_22021.html
  • http://www.newsland.ru/News/Detail/id/471310/cat/42