Фрагменты интервью А.Баркова. Лукойл…

Как всегда, сделал выборку наиболее интересных мест из объемного интервью. Страна должна знать своих героев. Барков сам по себе не зло, он «часть той силы, которая…»:

Анатолий Барков встретился с корреспондентом «Власти» Олегом Кашиным

«…непосредственный участник событий вице-президент ЛУКОЙЛа Анатолий Барков … вообще не давал прессе ни одного интервью …, и был настолько закрыт для СМИ, что даже о том, чем именно он занимается в компании, никто точно не знал.

…Общение происходило на условиях принимающей стороны (она вообще, кажется, состоит из одних только условий — достаточно сказать, что в здание компании на Сретенке не пускают посетителей в джинсах; то есть оба раза «в порядке исключения» меня в джинсах все-таки пропускали, но оба раза об этом приходилось долго и сложно договариваться). Снимать в здании ЛУКОЙЛа, как мне объяснили, запрещено, поэтому пришлось удовольствоваться снимком производства пресс-службы компании. Список вопросов для интервью меня попросили прислать заранее, честно предупредив, что Анатолия Баркова, который не привык пространно разговаривать, к интервью «будут готовить». Как выяснилось при встрече, результатом подготовки стали заранее написанные ответы, распечатку которых во время беседы Анатолий Барков держал перед собой, время от времени в нее заглядывая (именно время от времени: на большинство вопросов Барков отвечал сам, а вот фрагмент, посвященный тому, что гибель Веры Сидельниковой была для компании «личной утратой», прочитал по бумажке). Кроме того, во время интервью рядом с нами сидел адвокат Анатолия Баркова, который следил за тем, чтобы его клиент не сказал чего-нибудь лишнего. Например, когда вице-президент ЛУКОЙЛа стал рассказывать о том, как с его автомобиля снимали номера, адвокат перебил его: «Но вы этого не видели, вам рассказывали». «Да, я тогда уже уехал»,- поправился Барков.

— А после аварии вы видели, что происходило вокруг? Говорили о снятии номеров, о том, что мигалка была и что ее тоже снимали.— Все фотографии были в прессе. …

— Вы считаете, что эти обстоятельства могут перебить общественное раздражение по отношению к вам?

— Видимо, раздражение в обществе, наверное, еще с давних времен накопилось. Это сегодня уже никого «Мерседесом» не удивишь, а в начале девяностых это была редкость, ездили большие люди вплоть до криминалитета на «Мерседесах» — наверное, и это свою роль сыграло. Сегодня к этому все уже привыкли, даже дети ездят на «Мерседесах», и ничего такого в этом нет.

— Но не все ездят с мигалками и спецномерами.

— Я могу с ответственностью сказать, что мигалок ни у кого в компании нет, даже у президента. Машины сопровождения — да, есть, у первых трех вице-президентов и у президента. Больше тоже ни у кого нет машин сопровождения, но они тоже ездят без спецсигналов всяких, и передвигаемся мы точно так же, как все, точно так же стоим в пробках. …

— Глава московского ФАР Сергей Канаев в интервью «Власти» сказал, что вы генерал-майор ФСБ и бывший начальник Путина. Что вы об этом можете сказать?

— Ему только спасибо могу сказать, что он мне такое звание присвоил.

— А на самом деле какое у вас звание?

— Я добросовестно срочную отслужил сержантом в авиации, вот даже на руке (Показывает.) самолет наколот…

— Хочу еще раз уточнить — в спецслужбах вы не служили?

— Не служил. Слухи о том, что я из КГБ, наверное, возникли из-за того, что я в компании отвечаю за безопасность…

…на компании это не отразилось, реализация бензина не упала, добыча нефти не снизилась.

— То есть бойкот ЛУКОЙЛа не получился?

— Нет, все как было, так и есть.

— То есть вы не боялись, что для спасения репутации компании вам придется из нее уйти, например?

— Я думаю, мне никто бы не позволил такого сделать. Тогда бы нам полкомпании надо было бы увольнять — то там авария, то там авария…

Полностью интервью можно прочитать на http://steer.ru/archives/2010/10/05/012934.php