Земская больница в Колионово…

В прошлом посте (http://travelbox.su/moya-strana/kolionovo-mixail-yurevich-shlyapnikov.html) обещал написать подробнее о своем нанопутешествии в сотню километров от Первопрестольной, в деревню Колионово к Михаилу Шляпникову. Оказалось, что сюжет с колионовской больницей интересен не мне одному. Выполняю свое обещание, хотя литератор из меня еще тот.

Краткая предыстория, ситуация и действующие лица

Больница в Колионово существовала 140 лет к моменту решения районной администрации о ее оптимизации (т.е. закрытии). Построена в качестве земской больницы и обеспечивала услугами здравоохранения всю округу. По нормам позапрошлого века один земской врач (с фельдшером и акушером) приходился примерно на 15 тысяч населения. Предполагаю, что при той населенке это была окружность примерно десяти километров. Сегодня же в окружающих Колионово деревнях меньше семи тысяч человек. Правда, летом население существенно увеличивается, т.к. это сто километров от Москвы по приличному шоссе и природа здесь замечательная. Не исключаю, что это место стало бы идеальным местом для эмиграции сюда московских пенсионеров, став своеобразной Ниццей в средней полосе.

Больница — очень удобная территория для обустройства лечебно-санаторного комплекса на трех гектарах возле леса и с двумя прудами. Идеальное место под парк, в котором давно построены несколько корпусов, необходимых для больницы: спальные корпуса, столовая, бойлерная, морг, и т.п.

Аналогичные комплексы, в большинстве своем — пионерские лагеря, очень выгодно превращаются районными администрациями (которые и считают землю своей собственностью) в дачные участки, оформление и строительство на которых обеспечивает мощный поток взяток на много лет вперед. И это очень удобно, т.к. в этом случае не приходится заботиться об услугах и удобствах местному населению, которое потихоньку перебирается в город, оставляя умирать в деревнях совсем бесперспективных стариков. По всему видать, подобный распил ожидал и Колионовскую больницу.

Предварительная часть операции прошла вполне традиционно — в ремонт больницы была формально вбухана хренова туча бюджетных средств (уже в то время, когда было принято решение о ее закрытии), а потом, в момент подписания акта о закрытии больницы, все документы были уничтожены. Эта красивая история ждет своих первооткрывателей, но не раньше, чем сменится управляющая команда в районе (потому районные чиновники захотят служить народу до последнего, желательно, вечно).

В деревне живет семь человек, преимущественно одинокие старушки и территория освободилась бы для продажи естественным путем в течение нескольких лет, если бы не беспокойный фермер, [ЖЖ michael-077]. Михаилу приспичило жить именно здесь и жить по-человечески, как ему обещала страна, рассчитывая на нормальное медобслуживание и человеческую заботу о старости.

Для иллюстрации. В случае необходимости экстренной медицинской помощи сегодня больного надо доставить до автобусной остановки на дороге, откуда его заберет скорая. Таков порядок — скорая не подъезжает в деревню. Есть еще масса приколов. Например, существующие больницы уже давно работают не в качестве медицинских учреждений, а в качестве дорогих хосписов, где старики довольно быстро умирают в отсутствие медпомощи. Фельдшерские пункты, которые в ряде случаев организуются вместо закрытых больниц, представляют собой некую кинобудку, куда раз в неделю приезжает врач и ведет прием. Короче, организованное вымирание провинции в буквальном смысле слова. Мы и дальше намерены трепаться о вымирании деревни? Уверяю Вас, любому районному начальству это вымирание очень на руку и оно будет ему способствовать всеми своими немалыми возможностями.

Все это происходит в то время, когда здравоохранительные бюджеты на каждого еще живого поселянина благополучно выделяются и осваиваются, как на федеральном, так и на областном и районном уровне.

Фермер Михаил Шляпников. Про него можно много где прочитать, несколько ссылок для начала я выложил. Я поехал познакомиться с ним, чтобы убедиться в том, что он не городской сумасшедший, желающий начать массовое производство электромобилей мирового уровня в своем гараже. Убедился. Нет, не псих, более адекватных людей редко встречаем.

Михаил вполне успешный предприниматель, знакомый и с крупным бизнесом, и с принимающими решения на самых высоких уровнях, хорошо понимает механику бизнеса. Построил с несколькими коллегами вполне успешное хозяйство (газоны, саженцы, торфяные смеси) на нескольких сотнях гектар. И три гектара больничной территории ему совершенно ни к чему для развития своего бизнеса.

У Михаила уже взрослые и успешные дети, и очень серьезные проблемы со здоровьем, что заставило его задуматься не о бизнесе, а о том, как и зачем жить дальше. Например, он активно участвует в восстановлении окружающих храмов (естественно, и с епархиальным начальством знаком). Не знаю, всегда ли он был настолько позитивным, но я пообщался с ним в течение полутора суток с удовольствием. Думаю, каждый, кто с ним знаком, подтвердит.

Неугомонный фермер Шляпников предложил восстановить нерентабельную для районных чиновников больницу хозспособом и предложил экономическую модель ее деятельности в формате, близком к традиционному земству (земская реформа в России 1864 года). Конечно, это не буквальная земская модель, но суть ее в том, что она практически независима от федерального бюджета и в значительной степени автономна. Чтобы ознакомиться подробнее с концепцией, стоит прочитать несколько интервью с Михаилом (ссылки я выкладывал здесь http://travelbox.su/avto/ya-v-kolionovo-v-gosti-k-mixailu-shlyapnikovu.html, но можно и самостоятельно нагуглить гораздо больше). Я ехал в Колионово, чтобы подробнее узнать об этой модели и оценить ее реалистичность. По зрелом размышлении должен признать, что модель вполне жизнеспособна.

Во-первых, подобная земская больница подразумевает определенные виды деятельности, практически не подпадающие под лицензируемую медицинскую деятельность. Скорее, это ближе к реабилитационному центру, в котором будут предоставлять экстренную помощь самостоятельно практикующие независимые врачи (каждый из которых ответственен за свою лицензию, если предполагает практиковать). Второе — значительная часть оплаты специалистов заменяется здесь «санаторно-курортными» услугами, предоставлением жилья и стола. Очень большую роль играет нормально организованные спонсорство и благотворительная деятельность.

Таким образом, деятельность такой земской больницы заполняет пустоту и в правовом поле (в значительной степени это коммуна, или некоммерческая общественная организация), и в области социального функционала (коммунальных услуг: почты, здравоохранения, культуры, образования, социального обеспечения).

Проблема в том, что аналогов подобных проектов либо нет, либо мне неизвестны (в нашем отечестве) и стало быть, все решения вынужденно становятся здесь прецедентными и создают кейс, которым смогут воспользоваться те, кто захочет организовать подобный проект в любой другой точке (например, в Егорьевском районе больниц было восемь, практически все они теперь закрыты, или превращены в фельдшерские пункты).

На нынешнем этапе, Михаил восстановил часть больницы настолько, что с этого лета она начнет функционировать. Несколько миллионов рублей вложил сам Михаил, огромный объем работ осуществлен волонтерами (это отдельная повесть).

Планов восстановления еще много и еще не завтра больница станет райским местечком в мещерском крае. Проблема не в этом, а в принадлежности всего комплекса. Михаил добился согласия районной администрации (понятно, насколько это было не добровольно с их стороны) на передачу территории больницы (вероятно придется регистрировать НКО, на которое можно будет оформить все это хозяйство). Очень бы не хотелось, чтобы восстановленный комплекс неожиданно перешел в ведомство одной из районных структур…

Было бы утопичным предположить, что местное начальство всех ведомств желает оказывать поддержку в восстановлении больницы. Естественно, война идет на всех уровнях.

Районная администрация. Мафиозное, криминализированное и местами криминальное безо всяких кавычек сообщество, приватизировавшее все административные, законодательные и силовые функции в районе. Ситуация совершенно типичная и нет необходимости рассказывать об аффилированных бизнесах, вымогательствах представителей ведомств (СЭС, пожарники, МВД).

По отдельности, каждый сотрудник, чиновник и госслужащий, может быть приличным человеком, но вся конструкция вечной несменяемой власти на местах приводит к тому, что вся эта система противится любой попытке самоорганизации граждан на подведомственной территории…

И в заключение, несколько слов о земстве:

…Русское земство содержалось на сборы с местного населения. Его деятельность контролировали губернаторы и Министерство внутренних дел, которое могло отменить постановление земских собраний. Земские учреждения не подчинялись правительственным структурам на местах, а полиция никакого отношения к ним не имела.

http://www.kakprosto.ru/kak-80748-chto-takoe-zemstvo

…За более чем полвека существования земского движения в России возникла развитая инфраструктура, особенно в провинциях. Была построена сеть дорог, связавших между собой отдаленные села. Почти в каждой деревне открылись школы, больницы или хотя бы фельдшерские пункты.

Земство приобрело большое влияние в обществе, в том числе влияние политическое. Работая на местах, в провинции, земцы лучше многих видели недостатки и понимали пути их исправления. Земское движение «наверху» стало легальной оппозицией и реальной властной силой; «внизу» прочно закрепило за собой позиции, поддерживающие эту силу…

http://ru.wikipedia.org

Буду благодарен всем, кто кинет ссылку на приличный текст о Земской реформе и функционировании земств в России…