Угоны автомобилей — часть рынка…

Как-то у меня угнали автомобиль – старенькую, но очень любовно отремонтированную Сьерру. Выронил ключи с брелком сигнализации, приехав к отцу на день рождения. Очевидно, что уехали на ней не профессиональные угонщики. Можно было найти «по горячим следам». Естественно, никто париться не стал. Потом мне уже сказали, что надо было пообещать ментам денег, но в те времена я еще был девственно-дремуч.

…за прошлый год в России была угнана 91 тысяча машин, из которых 11,5 тысячи — в Москве… в столице действуют 30 преступных группировок, занимающихся хищением транспортных средств. Они угоняют автомобили, перевозят их в «отстойники» в Подмосковье, а затем, перебив номера, отправляют в страны СНГ…

Тема угонов автомобилей до сих пор светилась в автомобильной прессе только с точки зрения милицейской статистики, в которой проценты неуклонно «улучшались». Это, конечно, треп чистой воды. Криминальный рынок, угоны – часть рынка, т.к. черный рынок в самом его криминальном варианте просто выполняет заказ в ответ на рыночный запрос.

«В январе в столице в три раза снизилось число автомобильных угонов. Эксперты объясняют это тем, что до преступных группировок добрался экономический кризис. Многие из угонщиков работают под заказ, а в связи с нынешней ситуацией спрос, очевидно, упал.»

Не встречал сколько-нибудь подробного анализа состояния и внутренней механики криминального черного рынка, а она, несомненно, есть.

Довольно очевидно, что количество угонов той или иной модели зависит от спроса на нее на рынке, от величины парка (первенство по угонам в России держат ВАЗы), от сложности и дороговизны легальным путем приобрести ту или иную деталь (на американском рынке из краденых автомобилей в первую очередь извлекаются каталитические нейтрализаторы и сложная электроника). Lancer популярен у воров, которые затем разбирают иномарку на запчасти (автомобиль популярен, а цены на запчасти неадекватно дорогие).

На каждый конкретный момент есть свой рейтинг популярности марок и моделей, своя динамика развития рыночного спроса (классику ВАЗа перестали красть в 2003 году). Так совсем недавно Лексусы нафиг никому не нужны были, но по мере формирования легального рынка выросла и угоняемость. Сейчас, похоже, очередь Volvo. Об успешности вхождения бренда в премиумный рынок мы сможем следить по криминальным сводкам. Пока тихо.

Еще один сюжет, который никак не обойти – продажность сотрудников правоохранительных органов, позволяющая за деньги «решать любые проблемы». Не случайно при раскрытии серьезных цепочек угонных бизнесов обязательным элементом такой цепочки будет офицер придорожной милиции. Думаю, что такую информацию (о сотрудниках и их аффилированности в преступные сообщества) можно получить изнутри этих органов. Ну не совсем же бессовестны эти люди, в быту – вполне нормальные.