Перспективы мирового автопрома…

Александр Пикуленко на Эхо Москвы комментировал статью из французского журнала «Capitale» «Производители, которые воспрянут». Я, как всегда, сделал интересные мне выжимки (иногда переставляя фрагменты по содержанию).

Статья представляет рейтинг вероятности выживания мировых автоконцернов с цветовыми зонами (зеленой, желтой, красной), а Сан Саныч комментировал вероятности и причины гибели или выживания автопроизводителей.

Полностью послушать передачу «Ситуация в мировом автопроме» можно на http://www.echo.msk.ru/programs/parking/593842-echo/

«Volkswagen», зелёненький.
«Toyota»

Мировые лидеры, «Toyota» и «Volkswagen», они держатся благодаря своей промышленной гибкости.

Дело в том, что и «Toyota», и «Volkswagen» всё время развивают классы автомобилей, они всё время ищут подход к клиенту. Они всё время пытаются найти какие-то новые предложения, закрыть всякие ниши. Причём, «Toyota» всегда позиционировалась, как автомобиль качественный, закрывающий классы.

Нишевых автомобилей у «Toyota» немного, хотя есть и «Prius» уже в третьем поколении. …«Volkswagen» сумел найти позиционирование всех своих марок входящих, от шикарных суперкаров, до самой массовой «Skoda». И у каждого производителя своё лицо, у каждого свои какие-то изюминки.

«Toyota» выбирала другой путь, это по-японски, беленькое с чёрненьким, чистенько, но бедненько, пусть бездуховненько, но мы вот такие вот, такое муравьиное царство, зато в большом количестве разбежалось по белу свету. Надёжненько, пусть немножечко пластмассевенько, но надёжненько. Такой вот супермаркет. С другой стороны, все эти «Starbucks» и «McDonalds» все ругают, но все пользуются.

«Hyundai», «Kia».

…А вот скажем, корейцы как-то пытаются найти свой путь, и для этого они просто решили выплеснуться за пределы. Поэтому они построили в пустыне Махава полигон «Kia», «Hyundai». В Россельсхайме рядом с «Opel» стоит дизайн-центр. Купить инженера из «Volkswagen» для того, чтобы делал корейские автомобили, пожалуйста. Вот это тоже путь, который существует, но всё равно, я считаю, что лидеры будут европейские.

«Tata» и «Cherri».

Индийцы и китайцы стремятся на развивающиеся рынки, мощно входят туда.
…но как показывает практика, развивающиеся рынки, как у нас сейчас очень любят говорить, волотильны. С одной стороны всегда кажется, вот большая страна, небогатая, мы сейчас дадим им простенький автомобильчик, они все честно сядут на него и поедут. Оказывается, совсем нет, даже сами китайцы с этим столкнулись. Как только у них начинает подниматься жизненный уровень, куда идёт китаец, у которого появились деньги покупать свой «Cherri», «Great wall». Да ничего подобного, он покупает «Audi», «Mazda», «Volkswagen». Да, сделанную в Китае, но сделанную на совместных предприятиях, поэтому лидер продаж в Китае — это «Volkswagen».

…Ратан Тата сделал эту машину в основном для внутреннего потребления, ему очень важно получить результат у себя на родине, потому что индийцам можно сейчас продать не очень большой автомобиль. Вы знаете, у них до сих пор основной вид транспорта мотороллер. Но с другой стороны, тот же «Rotan Tata» активно продвигает на мировые рынки и «Land Rover», и «Jaguar», и посмотрите, сколько денег вкладывается в разработку новых автомобилей, и, в общем-то, машины действительно стали другими после того, как «Jaguar» и «Land Rover» ушли из-под «Ford».

Теперь переходим мы к оранжево-жёлтому слою.

«Renault». Это называется: «те производители, которые будут переживать трудности». Скорее «Renault», и «Nissan», поскольку это, всё-таки, один большой концерн. И даже «Лада», по тому, как мы знаем, что в состав «Renault» — «Nissan» вошла и «Лада» в том, или ином виде.

«Peugeot», «Citroen»

…им придётся здесь в содружестве с «Renault» выползать, но всё равно они уйдут куда-то в средний уровень.

…это те фирмы, которые находятся в зоне наибольшей опасности. Потому что при развитии кризиса запас прочности невелик. Ведь чтобы выжить сейчас, мало того, что ты делаешь, причём, нужно делать больше, нужно делать дешевле, но нужно делать технологичнее. Здесь PSA не всегда это может, не всегда это желает, и очень завязан на целый ряд рынков, которые всегда для них были важными, поэтому я считаю, что они в зоне опасности.

«Fiat».Да, двумя руками за, несмотря на то, что… вот «Fiat», ему хорошо, уютно внутри себя. Но как только он начинает экспансию, как только итальянцы, я имею в виду «Fiat» конкретно, начинает экспансию, начинает выплёскиваться за пределы аппенинского полуострова, всё это довольно быстро кончается и не всегда удачно.

…«Fiat» всегда был, его автомобильное подразделения испытывали худшее время, лучшее время, но не забывайте, что «Fiat» — это тракторы, «Fiat» — это корабли, «Fiat» — это энергетика, «Fiat» — это половина промышленности Италии. А автомобильный «Fiat», да, как только они пытались выйти на рынок с автомобилями, не присущими им, они проигрывали. Как только они возвращались к тому, к чему они всегда были предрасположены, ведь почему за последние годы так резко выстрелил «Fiat». Потому что он стал делать маленькие, хорошие, быстрые итальянские автомобили. Почему не получилось, вот мы смотрим, «Alfa Romeo». Понятно, что ценители красивых итальянских машин в мире есть, но немного, и погибающая марка «Lanchia», почему. Потому что пытались сделать из «Lanchia» машину большого класса. Помнишь даже, с привлечением таких сил, как Харрисон Форд, рекламировали большие «Lanchia» шикарные. И ничего, не воспринимает мировой рынок итальянский автомобиль большой. Вот это такой мировой стереотип, что не может быть итальянский автомобиль большим, и не будет никогда. Он может быть маленьким, быстрым, мощным, каким угодно, но только не большим.

…«Lanchia Epsilone» потрясающий автомобиль, единственный из «Lanchia», которая успешно продаётся, и покупают такую «Lanchia Epsilone» по 30 тысяч евро богатые европейцы, потому что там в этом маленьком объёме стоит музыка с 11-ю динамиками, 6 подушек безопасности, кожаный салон. Я не могу, пожалуй, сказать ни про один автомобиль такого класса, где бы я сел, и там пахло настоящей кожей, и даже панель была, как на шикарном «Ferrari», тоже полностью обшита кожей.

«BMW»

Они сами себя поставили в очень жёсткие рамки. Я не думаю, что погибнет великая марка «BMW», потому что запас прочности огромный, лояльность клиента потрясающая, я говорю не только у нас в России, я смотрел все мировые рейтинги лояльности, и там «BMW» всегда на одном из первых мест, он всегда в тройке лидеров.

…я верю в то, что «BMW», вложившее огромные деньги в инновации, вот почему им сейчас тяжело. И понятно, что сейчас, когда кризис, это может быть всё не очень востребовано, но на мой взгляд, тот, кто из кризиса выйдет с такими прорывными вещами, это будет «BMW».

«Mercedes»

…Великий трёхлучевой концерн, он будет испытывать худшие времена, лучшие времена, но он будет всегда, он будет вечно, и если ему вдруг станет плохо, ему всегда помогут.

«GM» понятно, «Ford» и «Mitsubishi».

«Ford», как показала ситуация, оказался самым умным. Дело в том, что такое ощущение, что они готовились к кризису заранее, у «Ford» были сокращены многие расходы, в том числе были распроданы не приносящие прибыли подразделения, такие, как «Land Rover», «Jaguar» был своевременно продан. И до сих пор «Ford» не просит помощи у государства.

Две американские компании, имеется в виду «GM» и «Ford», если им удастся реструктуризация, такая могучая, и форсированным маршем идущая, как здесь написано, они выйдут из кризиса, и может быть, даже укрепятся. «Немецкая роскошь» — как здесь написано — «теперь переживает невзгоды после прекрасных и тучных лет». Здесь так сказано с такой французской сдержанностью, и корректностью, когда речь идёт о немцах, там появляется очень какая-то сомнительная корректность. Потому что немецкий автомобиль, а не какой любой, ни американский, ни итальянский, немецкий автомобиль во Франции, даже психологически всегда и до сих пор остаётся, это признак некого довольства, и знаешь, психологический портрет водителя был в своё время сделан во Франции. Это немецкий автомобиль, в особенности это всегда были, я не говорю уж о «Mercedes», это даже «Audi», это либеральные профессии всегда, адвокат, нотариус.
Частный практикующий врач. Это твоей частной собственности тучность такая. И здесь идёт такое кислое подтверждение дальше.

И давай теперь в красную зону. Вот ты говоришь, что «Fiat» — это всё, трактора, и всё остальное, промышленность. А вот тебе тоже ещё, что первоначально аэропланы. Вот в красной зоне те, кто, наверное, исчезнет. Я перечислю до новостей. Это «Saab».

«Volvo»

Нет, «Volvo» не исчезнет. …Я не знаю, почему они сюда запихнули «Volvo». Причём, любое предложение по продаже «Volvo» вызывает ажиотаж на мировом рынке, и все готовы его купить.

Дело вот в чём, я искренне верю в то, что выживет «Volvo», объясню почему. Уж очень хорошие автомобили она делает на сегодняшний день, очень хорошая гамма. Ведь некоторые признаки беды были на «Volvo» раньше замечены, и то, что было сделано, другой вопрос, что процесс объединения. Да, «Ford» может расстаться с «Volvo», но тогда будет ещё какое-то объединение. А вот «Saab» я понимаю, что становится никому не нужен, почему. Во-первых, нет ничего за «Saab», кроме двух устаревших моделей, ничего нет. И самое главное, что пропала та великая школа «Saab», то лицо «Saab», за которое и любят марку.

«Chryisler».
Это, как все американцы, непотопляем, всё равно будет жить.

«Opel»

«Opel» продан, это понятно, что «Opel» сменит хозяина, но тоже не погибнет.

«Ssang Yong»

С этим сложно, но, опять же, «Ssang Yong» пережил целый ряд банкротств, сменил несколько хозяев, становился опять самостоятельным. Дело в том, что «Ssang Yong» часть принадлежит китайцам. «Ssang Yong» не пропадёт, потому что делает нишевый продукт.

«Mitsubishi»

…как раз «Mitsubishi», который пытался несколько раз с кем-то объединиться, разъединиться, но их очень мощно поддерживают другие виды производства. Очень неплохо они себя чувствуют на своём японском рынке. Поэтому экспансия «Mitsubishi», это небольшой производитель. Кстати, в кризис он очень легко может провалиться из жёлтой зоны в красную, объясню почему. Если помните, были большие скандалы, когда «Mitsubishi» скрывало дефект на машинах выпуская заведомо неправильные машины. Вот это ему может ещё всё ой как аукнуться.

Погибшая марка — это ещё не повод, остаётся что-то другое, появляется что-то другое, и так как сейчас, если кризис, я верю Карлосу Гону, он говорит, что кризис будет продолжаться долго, произойдёт такое объединение, может быть не слияние, но совместные разработки платформ, совместное внедрение каких-то очень дорогих инновационных продуктов, аи мы будем получать то, что получаем. Вот, например, та же самая платформа, я всегда привожу её в пример, потому что это разительно отличающиеся друг от друга автомобили. Массовый «Ford Focus», который все знают, на «Focus» у нас огромное количество людей ездит. Совсем массовая, но тоже любимая «Mazda 3», но за которую готовы заплатить другие деньги, ведь платформа одна и та же, машина, которую готовы покупать, и все говорят, что у японцев машина получилась интереснее и надёжнее, и совсем такой эксклюзивный товар, как «Volvo». Та же самая платформа «Ford Focus» — это «S40», «Sc30», «V50», но никто не скажет, что это «Ford Focus», это совсем другие машины по нормам безопасности. Также и будет дальше. Причём, все говорят, что сейчас будет унифицироваться всё больше автомобильное производство, а мы просто будем получать машины разного дизайна, и выбирать мы будем за дизайн автомобиль чаще, чем за его внутреннее содержание. Сейчас уже мало кого волнует, что как у него внутри сделано.

«Honda»

Да, вот этот пример, что когда нишевый, в общем-то, продукт, но с хорошим количеством приверженцев может на первое время дать какой-то результат. Но я считаю, что у «Honda» не всё будет хорошо, потому, что делают очень специфичную технику.

«АвтоВАЗ»

«АвтоВАЗ» вечен, как наша страна. Мы неоднократно можем увидеть «АвтоВАЗ» национализированным, приватизированным, подержанным, но «АвтоВАЗ» будет вечным. Это наша данность, и мы от него никуда не денемся.

Конечно, вот «АвтоВАЗ» и есть островок стабильности. Чтобы было понятно, прочитайте историю «Renault», и именно историю «Renault» не ту, какие автомобили они делали, а как их приватизировали, национализировали, опять приватизировали, помогали государству, ставили кризисных менеджеров, понимаете, и «Renault» живёт.