Конвейер. ВАЗ глазами простого рабочего…

Оригинал текста на http://community.livejournal.com/rusrep/31739.html. Думаю, такие тексты надо распространять и добиваться их повсеместной известности…

Знакомьтесь: АВТОВАЗ (глазами простого рабочего)

«…Ну пока я, простой рабочий с вазовского конвейера, оказался без работы, то на вынужденном досуге опишу завод. Как мы дошли до такой жизни. Текст сырой и сумбурный. Так, что терпите.

Сразу замечу. Пишу несколько шифруясь. Не хочется засвечивать конкретное место моей работы. Опасаюсь мести со стороны администрации: Они не любят, когда рабочие выносят <сор из избы>.

С чего начать? Как ни странно, но первое, что приходит в голову это ДОМИНО. Игра в домино для вазовского работяги (а я пишу о мужчинах, женщины — отдельная тема) это:
как молитва для истово верующего. Играют при любом удобном случае. В том числе и в рабочее время, прячась от начальства. Играет ВЕСЬ ЗАВОД. Это поразительно, но правила игры со всеми специфическими терминами: <генерал>, <мордовский> — одинаковы по всему огромному заводу.

Собрания по качеству. Несколько лет назад были введены бригадные собрания по качеству. По вторникам. В рабочее время. На этих собраниях качество НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ. Говорят про дисциплину, про культуру производства (мусор). Но про качество не говорят. Рабочие вообще молчат. Выступают мастер и бригадир. Про качество говорить бессмысленно. Никакой разумный довод со стороны опытнейших рабочих администрация принимать в расчет не будет. Я начальник — ты дурак. Точка.

Пьянство. Русский народ пьющий. И вазовцы не исключение. Раньше пили больше. Падали замертво прямо на рабочих местах. Увольняли за это крайне редко. Наказывали лишением 13-ой зарплаты. Начальству пьяница работяга ВЫГОДЕН. Он на крючке. Такой не будет бастовать. Его можно заставить в выходной вскапывть огород на даче начальника. Ну и банально — покрыть его залет и взять с него деньги (себе в карман).

Воровство. Воруют с завода страшно. Что удивительно — воровство даже и не скрывают особо. При мне один известный на весь цех вор — обсуждал по сотовому свои дела. Свои воровские дела. Кто почем возьмет то, что он вывезт. Вывезет! То, что рабочие, пряча под одеждой, тащат на себе через проходную (большой риск попасться — досмотры-ощупывания, металлоискатели) — это наверняка меньшая часть украденного. Большинство краденого вывозится на фурах. Почему с этим не борется милиция и служба безопасности завода (ее возглавляет бывший спецназовец, штурмовавший в Афгане дворец Амина) — это и для меня вопрос:

Техника безопасности. ЧП на заводе происходят ежемесячно. Сотрясения мозга, ломают носы, пальцы. Режут руки. Все это скрывается. Рабочих начальники уговаривают оформлять производственные травмы как бытовые. 99% соглашаются.

Бузотеры из профсоюза Единство. К ним отношение большинства рабочих неоднозначное. Иногда посмеиваются как над сектантами. А если прижмет начальство — тут же вопрошают: А почему Единство молчит???
Второй вазовский профсоюз АСМ — продажный, соглашательский. Я много раз ходил на собрания профгруппоргов профсоюза АСМ. Говорят о чем угодно: путевки, талоны, помощь детдому — НО только не про проблемы вазовцев, связанные с работой.
Когда я стал пробивать, чтобы они исправляли недостатки на работе — меня успокаивали: разберемся, приходи завтра (на следующей неделе). А в очередной раз сказали: ЧТО ты хочешь??? Ну хочешь мы тебя на учебу пошлем. Я отказался. Профсоюзная учеба АСМ (я слышал) это немного теории и много алкоголя.

На профкомах же Единства (их я тоже посещал) — основная тема разговоров: суды. Активисты Единства постоянно судятся с администрацией. И не редко выигрывают. Есть еще честные/неподкупные судьи в Тольятти.

Работа на конвейере ужасно однообразна. Работают только одни группы мышц. Это не на здоровье. Человек становится придаточным механизмом к машине. Люди начинают совершать неадекватные поступки. Например: без повода орать во все горло.

Голова при такой работе — сама по себе (какие то тупые-вязкие мысли) — руки/ноги сами по себе. Я спасаюсь тем, что во время работы учу наизусть стихи — тексты песен. Хоть как-то загружаю мозг.

Поработав несколько лет на конвейере — рабочие становятся прям таки виртуозами своего дела. И, нарушая техпроцесс, начинают выполнять СРАЗУ две операции. Чтобы побольше отдохнуть.

Это меня сильно возмущает. Да работай ты как хочешь! Но я хочу работать как надо. Как положено. Спокойно.

А при совмещении — скачешь как сайгак. Зато потом <награда>: балдеешь (доминошками хлопаешь), а уже другой скачет.

Одно время я отказывался совмещать. Но через <мытье и катанье> перестал отрываться от коллектива. И сейчас работаю КАК ВСЕ. Нарушаю. Рискуя нарваться на ушлого контролера. Особенно опасен директорский контроль. Они имеют право штрафовать на сумму в два раза больше, чем обычный контроль:

В медсанчасти торгуют больничными листами. Ко мне за один месяц три раза подошли(!) рабочие — предлагали купить больничный. Посредники.
В вазовской поликлинике врач меня спрашивал: Как тебя лечить? Дешево и плохо?
Или дорого и хорошо?

Вазовские врачи могут послать больного купить в частную аптеку БАД (это типа гербалайфа). Также они направляют на лечение к местному целителю-жулику Макарову.

Не редко скорость конвейера значительно превышает технологическую. Это ясно без всяких <спидометров>. Если вся бригада начала перемещаться по ходу движения конвейера (на заводе это называется: <уплывать>) — то значит врубили дикую скорость. Ну и какое качество?? Тут только — только успевай. Естественно в такие моменты уже операции не совместить. Тут бы на одной своей не <уплыть>.

Кормят на ВАЗЕ: съедобно. С июня стали выкладывать на столы зубочистки. А вот горчица исчезла. В этом году столовыми стала заведовать компания КорпуссГрупп. Произошел передел власти. Повара чуть ли не байкот новой власти устроили.
Но я то помню, как эти повара плотной группой шли с завода домой. У каждой в руках огромные сумки. А что там — знали все. Краденые продукты.

Вазовцы — это дикая сила. Надо видеть, как они штурмуют автобусы после работы. Словно тех, кто не займет место — будут пытать. А тем, кто не попадет в автобус — ждет мучительная смерть. Отрываются пуговицы и ремешки часов. Ломаются клипсы у чехлов сотовых. Озверевшая, оголтелая толпа ломится в двери автобуса.

Перед приездом на завод (точнее — прилетом на вертолете) Путина — конная милиция разогнала проституток на Московском проспекте, который примыкает к заводу.
Московский проспект в Тольятти это как Тверская в Москве. <Девушка с Московского> синоним проститутки.

Я тогда подумал, а ведь встанет завод — проституток будет СТОЛЬКО, что бэтээры придется использовать:

Всех нищих с перекрестков дорог тогда тоже выгнали.

В туалетах цеха 45-3 все двери исписаны проклятьями в адрес начальника цеха Б-а.
Почерка все разные. Этот начальник, разговаривая с возмущенными рабочими — всегда демонстративно пишет их на диктофон.

Тех рабочих, что пытаются качать права — посылают работать в другие бригады. Иногда — в другие цеха. Это словно ссылка. Так, как работы везде разные. А специальность у всех — одинаковая. Слесарь механо-сборочных работ.

В конференцзале на заводе (на 7-ой вставке) в перерыв во 2-ю смену собрались мастера (рассказывал мне человек, которому я доверяю) и на большом экране смотрели порнофильмы.

На заводе мне приходилось выполнять работы, где была реальная возможность погибнуть — стать инвалидом. Бог миловал:
Практически каждый год на заводе гибнут люди. Нарушение ТБ. И умирают прямо на заводе. На вставках вывешивают некрологи. Зачастую это молодые парни.

1-я и 2-я смена: земля и небо. В первую смену, когда на заводе все начальство — народ более/менее поддерживает дисциплину. Во вторую — откровенно расслабляется. Во вторую смену можно безбоязненно нарушать правила ношения спецодежды — НЕ БЫЛО случая, чтоб кого либо наказали. Директорский контроль поймал рабочего — тот работал в рубашке с коротким рукавом. Наказание: лишили 50% премии (это около 2000 рублей). Мастер при контролере сказал рабочему: Во вторую смену можешь так работать(). Но не в первую.

(Ну это дела минувшие. В этом году только 1-я смена работает. А в данный момент — вообще ни одна).

Раньше на ВАЗе жили бомжи. В нашем цехе я знал троих. Ходили по заводу в спецодежде. Бритые. Чистые. Жили они на заводе. Где-то ночевали/прятались от ментов. Крыша над головой. Можно помыться в душевых. В столовых — объедки. Рабочие их жалели — подкармливали, наливали. Говорят — бывшие работники ВАЗа.

Потом они исчезли. Переловили наверно:

Тот, кто работает на Южной стороне завода — не мог не видеть на проходной мужичка с гармошкой. Играет неумело идущим на работу — деньги ему за это кидают. Бывший вазовец. Пенсионер. Я его помню. Видел, когда он еще работал.

И как итог: Вы только не подумайте, что АВТОВАЗ это кошмарное место. До ВАЗа я сменил несколько работ. Ответственно заявляю: Завод — самое стабильное место работы.
Хотя были места, где я зарабатывал в пять раз больше, чем на заводе. Но это РИСК.
Риск нарваться на налоговую и бандитов. Теневая экономика.

Поэтому ответственно заявляю: Завод — самое стабильное место работы для простого человека, без блата. Где можно ЧЕСТНО заработать свою трудовую копейку. Политую потом. А иногда и кровью.
ВОТ его ГЛАВНОЕ преимущество перед всеми этими фирмешками и ООО.»

Источник: