Фриланс. По просьбе Воронежского журнала People

Фриланс — вольный стрелок (если быть исторически точным, наемный копейщик, free-lance). Дело не в работе по месту жительства (хотя и это не исключается), а в типе отношений нанимателя и нанимаемого. Фрилансер — любой сотрудник, которого компания не нанимает «на вес» — с потрохами, с девяти и до шести, а соглашается на партнерские отношения, т.е. отношения равного с равным.

Фрилансер всегда отличается тем, что нужен компании не в меньшей степени, чем тому нужна компания. Это покупка решения проблемы, т.е. «аутсорсинг». В том случае, если задача «аутсорсится» не компании, а специалисту, мы и имеем явление фриланса.

Никто не делает упор на надомном характере работы режиссера, писателя, адвоката, дизайнера — они работают там, где для этого есть условия. Иногда такие условия создает компания на своей территории, и тогда фрилансер работает «в лаборатории». Например, я полгода приходил в один из научно-исследовательских институтов, наблюдал, анализировал процессы с тем, чтобы потом выдать ряд рекомендаций топ-менеджменту. У меня было рабочее место и трудовой распорядок. Дело в том, что все это я сам организовывал.

Кстати, сейчас распространена услуга outstuff — аренда персонала. Эти люди тоже не в штате компании, их нанимает другая компания и сдает в аренду для выполнения определенных обязанностей. Эти люди не фрилансеры, а наемные сотрудники.

Суть фрилансерства в том, что рабочие задачи становятся слишком трудными, чтобы их могли выполнить «обезьяны» (от термина «monkey job») на рабочем месте. Обезьяна, это персонал с рынка труда, прошедший некоторую профессиональную подготовку на рабочем месте. Сложную задачу может решить высококвалифицированный специалист. Таких на рынке немного, они дороги, держать его «на зарплате» накладно. И тогда к такому специалисту обращаются, как к художнику, и оплачивают его работу по соглашению, фактически, гонорарами.

Формально отношения с таким сотрудником могут быть оформлены и трудовым договором, и соглашением, и трудовая книжка может лежать в компании…

Чем более сложный бизнес и стоящие перед ним задачи, тем более зависимой становится компания от сети фриланс-специалистов, это закон жанра. Бизнес постепенно «растворяется» в профессиональных сетях, сотрудники любой компании все в большей степени зависят не от работодателя и рабочего места, а от доступа к информации и включенности в профессиональное сообщества.

Постепенно бизнес-среда формируется следующим образом: есть предприниматель, задающий идею бизнеса (основной маркетолог, определяющий концепцию бизнеса — за что клиенты готовы платить). Предприниматель нанимает менеджеров, которые для решания части задач и организации бизнес-процессов нанимает «обезьян», работающие в рамках прописанных инструкций и регламентов. Для решения другой части задач у менеджера есть бюджет, в рамках которого он может нанять либо компанию-подрядчика, либо подрядчика-фрилансера.

Есть несколько характерных для фриланса особенностей, позволяющих выделить эту часть профессионалов
— ориентация на профессионализм и профессионалов (профессиональные ценности превыше корпоративных)
— целевой, проектный подход (деньги получаются не за присутствие или затраченные усилия, а за решение задачи — «вам шашечики, или ехать?»)
— самоуважение («нет таких денег, за которорые я буду терпеть неуважительное отношение к себе, я профи»)
— партнерское позиционирование в трудовых отношениях (мы равны, сотрудничаем до тех пор, пока я считаю это возможным)
— свободное профессиональное развитие (ценность обучения и профессионального сотрудничества за пределами рабочего места, наличие личной программы профессионального роста)

Я, например, раз в месяц преподаю маркетинг в средней школе. Для собственного удовольствия, драйва и стеба. Считаю это элементом профессионального мастерства и социальной ответственностью. Формально считаюсь преподавателем MBA (Академии Народного Хозяйства), куда меня несколько раз в год «через пожалуйста» и «за спасибо» приглашают прочитать курс, что я очень ценю и тщательно готовлюсь.

У меня есть своя команда, которая представляет скорее профессиональное сообщество, нежели компанию. Живу гонорарами от нанимающих меня компаний, которые узнают обо мне от своих коллег. Курсы в бизнес-школах веду только в том случае, если мне интересна концепция этой школы и этого курса. Принципиально не работаю с производителями и торговцами водки, сигарет, игровых автоматов, с лоходромами и любыми бизнесами, в отношении которых у меня есть сомнения в их чистоплотности. Ни за какие деньги. Такую роскошь я могу себе позволить только потому, что я никому из работодателей «не принадлежу».

Как нанимать? В портфолио, кто же о себе плохое напишет. Можно отбирать того, у кого хорошая репутация в профессиональном сообществе. Но даже это не гарантирует — самые «раскрученные» специалисты иногда оказываются беспомощными при решении реальных задач. Неоднократно сталкивались с такой ситуацией.

Несколько лет назад я проводил для себя исследование «по гамбургскому счету», кто лучший специалист в области маркетинга. Получил рейтинг в профессиональном сообществе, был очень рад, что теперь знаю, кто есть who. И в самом конце (такая засада) показал рейтинг нескольким очень уважаемым практикам из реального бизнеса, которые не сговариваясь показали на «лидера зрительских симпатий» с единодушным комментарием — «полное фуфло».

Нанимать надо только тех, кого уже видели в работе и чья эффективность доказана.

Выбор фрилансера, как выбор парикмахера — рискуешь внешним видом и головой (моя жена, Самохина А.К., тоже фрилансер, эксперт в области образования).

И последнее, компании, недооценивающие возможности фриланса, вынуждены будут покинуть рынок. Подневольный труд «обезьян» в рамках самой совершенной структуры никогда не был производителен.